Кропоткина наконец признали замечательным человеком Версия для печати
Tuesday, 11 August 2009
Автор: Андрей Бирюков

 Вячеслав Маркин. Кропоткин. М., «Молодая гвардия», 2009.

Историческая справедливость в отношении замечательного русского ученого и революционера-анархиста Петра Кропоткина наконец восстановлена – его биография впервые опубликована в известной серии «Жизнь замечательных людей». Автор новой книги, Вячеслав Маркин, занимается биографией и творчеством П.А. Кропоткина более тридцати лет. Им издано три книги и бессчетное число статей о великом ученом и анархисте, опубликовано немало его трудов, в том числе никогда ранее не издававшихся. Конечно, лучше всех о жизни Кропоткина рассказал он сам в своих мемуарах, и сравнивать прочие жизнеописания со всемирно известными «Записками революционера», переведенными чуть ли не на все языки мира, вряд ли уместно. Но автобиография доведена Кропоткиным лишь до начала 1890-х гг., и последние 30 лет жизни в нее не попали. Кроме того, в мемуарах о многом нельзя было упоминать и по этическим, и по конспиративным причинам, так что у добросовестного биографа остается широкое поле деятельности.

В новой биографии Кропоткин предстает прежде всего как естествоиспытатель — географ, геолог, биолог. Это вполне понятно уже в силу профессии автора — географа и историка географии. Вместе с тем революционной и вообще общественной деятельности Кропоткина уделено немало места. Правда, при переходе от биографической канвы к изложению тех идей, которые проповедовал Кропоткин, рассказ становится каким-то неровным, неустойчивым и быстро возвращается назад к фактам биографии.

По существу же взгляды и убеждения Кропоткина, сформировавшиеся в эмиграции, изложены в трех абзацах: указано на его внимание к нравственности именно в связи с революцией, отмечено, что концепция революции у него существенно отличалась от марксистской, причем взгляды на нее отличались и от бакунинских (с. 195–196). Но это практически все. Маловато, прямо скажем!

К сожалению, и в биографическую канву вплетено множество мелких неточностей, непроверенных фактов, описок и т.п. Вот характерный пример. Со ссылкой на мемуары жены московского предводителя дворянства М.С. Воейковой сообщается о встрече Л.Н. Толстого и П.А. Кропоткина в 1861 г. (с. 235). Якобы паж Петр Кропоткин приехал в Москву, узнав об аресте брата, участвовавшего в студенческих беспорядках. Для проверки достоверности этого эпизода берем первый том известного издания переписки братьев Кропоткиных (М.: Academia, 1929). В письме от 3 ноября 1861 г. Петр интересуется у брата, выпустили ли его из-под ареста, передает слухи, привезенные из Москвы директором Пажеского корпуса о подробностях ареста и поведении брата и т.д. То есть, совершенно очевидно, что никуда из Петербурга Петр не отлучался, что и невозможно было бы учащемуся закрытого учебного заведения.

Среди прочих недостатков разбираемой книги — очень скудные примечания, занимающие всего 10 страниц. По большей части это краткие биографические справки о наиболее известных из упоминаемых лиц, да редкие ссылки на цитируемые книги и архивные документы. Но и здесь не без греха: так, к цитируемому на с. 177–178 письму Кропоткина дано примечание, из которого читатель узнаёт кое-что о русской эмигрантке М.И. Гольдсмит, близкой знакомой П.А. Кропоткина. Самые догадливые поймут, конечно, что именно ей и было адресовано письмо, но лучше бы все-таки указать, где оно опубликовано.

Наконец, самые забавные ляпы — в иллюстрациях. Под прекрасной, редко публикуемой фотографией Александра Кропоткина, открывающей вклейку с иллюстрациями, стоит подпись-факсимиле «П. Кропоткин». Известно, что братья были похожи, но все же не настолько... Далее, рисунок из приложения к «Исследованиям о ледниковом периоде», по Кропоткину, изображает гранитные валуны близ почтовой станции Нукари в Финляндии, по Маркину же он сделан во время сибирских путешествий. А на фотографии, где, согласно подписи, Кропоткин снят рядом с известным анархистом начала ХХ века А.М. Атабекяном , изображен не Атабекян, а кто-то другой — ручаюсь как правнук последнего.

Короче говоря, и по части фактического материала книга не слишком надежна, что, к сожалению, вообще стало характерной чертой серии «ЖЗЛ».