Главная arrow Новости arrow Практично мысливший анархист
Практично мысливший анархист Версия для печати
Tuesday, 16 February 2010
 11 февраля скончался Колин Вард, один из ведущих анархических мыслителей и писателей в послевоенной Британии, оказавший влияние на несколько поколений либертариев.
В России имя его неизвестно практически никому. Единственное краткое знакомство наших читателей с его работами состоялось совсем недавно – по-русски вышла его небольшая книжечка «Анархизм. Очень краткое введение» , написанная именно в качестве популярного изложения некоторых анархических идей и не относящаяся к наиболее известным и значимым его работам (таким, как «Анархия в действии», «Ребенок в городе» и др.). Мы публикуем некролог, появившийся на сайте Next Left , и надеемся, что краткое и запоздалое представление идей и деятельности этого человека российским читателям все же будет небесполезным (библиографию работ Колина Варда по-английски можно найти здесь ).

Памяти Колина Варда (1924-2010)

Памяти Колина Варда (1924-2010)

Для многих людей само слово «анархист» уже служит барьером для понимания и участия в том, что за этим словом стоит. Если при его упоминании у них в голове не возникает образа анархиста конца XIX века с кинжалом и бомбой с зажженным фитилем, то вполне возможно, что вместо этого они представляют себе транслируемый масс медиа образ молодых людей в черных масках, кидающих тяжелые предметы в сторону полицейских. Именно это в значительной степени и определяет то, каким образом люди реагируют на это слово.

Колин, конечно же, верил, – как это и должно быть в случае любого настоящего левого, – что в истории возникают ситуации, когда мы должны подниматься на открытую борьбу против государства. Но описанные выше образы анархистов, безусловно, лишь запутывали дело в том, что касалось его анархизма. Потому что его анархизм был одновременно конструктивным, творческим и в основе своей практическим. Он критически – и, в то же время, с вниманием и симпатией - заимствовал элементы из различных движений, не являющихся анархическими. И именно в этом есть много такого, над чем стоит поразмыслить левым.

Колин родился в Лондоне в 1924 г. и начал тяготеть к анархистским идеям во время своей службы в армии в годы Второй мировой войны. В конце войны британская анархическая газета War Commentary (которая в дальнейшем продолжила выходить уже под названием Freedom) опубликовала на своих страницах призыв к британским солдатам не складывать оружие после завершения войны (подразумевая, что оно пригодится для того, чтобы совершить революцию). Редакторов газеты судили, а Колин проходил по делу как один из свидетелей – показав на суде, что чтение газеты не помешало ему осуществлять свои функции защитника страны. Тем не менее, большинство редакторов газеты получили на суде тюремные сроки (одна из участниц редакции, Мария-Луиза Бернери, была отпущена на свободу лишь на том основании, что она была женой одного из редакторов, а по сексистскому английскому закону ей нельзя было предъявить обвинение в том, что она участвовала в «заговоре» вместе со своим мужем, так как она относилась к категории близких родственников).

После войны Колин ближе сошелся с группой, выпускавшей газету Freedom, став регулярным автором последней. Его ранние статьи, в частности, были посвящены сквоттерскому движению в Британии в 1940-е гг. – тогда к большому негодованию лейбористского правительства тысячи рабочих семей ответили на жилищный кризис захватом опустевших военных баз. В то время как его товарищи по анархистскому движению все еще не до конца понимали, в чем смысл этой борьбы, Колин рассматривал ее как один из примеров того, что он впоследствии назовет «анархией в действии» - прямым действием и основанной на добровольном сотрудничестве взаимопомощью.

В 1961-70 гг. Колин был редактором Anarchy, одного из самых интересных анархических теоретических журналов, выходивших в Британии, и, одновременно, одного из самых интересных политических изданий того времени. На страницах журнала Колин излагал идеи, которые затем были развиты в вышедшей в 1973 г. книге «Анархия в действии».

Все общества, писал Вард, плюралистичны по своей сути. Они решают возникающие проблемы, отвечают на те или иные потребности с помощью различных механизмов. Они используют коммерческие, основанные на рыночных принципах механизмы. Они используют властные и административно-бюрократические техники. Но они также используют и техники, основанные на взаимности – взаимную помощь и основанную на добровольной кооперации само-помощь.

«Анархия», по мнению Варда, это попросту всякое социальное пространство, в котором преобладает практика взаимопомощи. Это социальное пространство, в которое люди входят (и выходят) свободно, в котором они делают что-то творчески, чтобы решить стоящую перед ними проблему (или просто потому, что их привлекает творческая деятельность). Цель анархизма заключается в том, чтобы подталкивать общество в направлении большей анархии как раз в этом смысле.

Таким образом, Вард подчеркивал, что анархия, по сути дела, уже является частью нашего социального мира. Он находит свое выражение и в группах самопомощи (вроде анонимных алкоголиков), в развитии дружеских сообществ, в тысячах и тысячах различных добровольных, эгалитарных и кооперативных социальных пространств. Его пропаганда – он не стеснялся использовать это слово – была зачастую направлена на то, чтобы показать как некоторые острейшие социальные проблемы могут быть лучше решены с помощью методов свободной, добровольной взаимопомощи.

В некоторых отношениях это сделало Колина оппонентом того, что обычно понимается под традицией фабианского социализма [традиция в социалистическом движении, ориентированная на благотворительность]. В своих работах, посвященных проблемам жилья, к примеру, он очень остро критиковал государственную бюрократическую политику, направленную на обеспечение жилья для трудящихся. В противовес ей он отстаивал идеи альтернативной левой традиции, которая настаивала на необходимости развития жилищных кооперативов, проектов самостоятельного строительства и сквоттерства. Он постоянно указывал на отсутствие логики в деятельности местных муниципалитетов, – в том числе контролируемых лейбористами, – которые скорее соглашались разрушить неиспользуемое жилье, чем позволить использовать его бесплатно сквоттерам. (Как показывают сообщения последнего времени, это алогичное поведение властей никуда не ушло.)

Но с другой стороны, есть по крайней мере две вещи, которые роднили анархизм Варда с фабианской традицией. Во-первых, он был яростным противником анархического перфекционизма, представления о том, что анархия «должна быть всем или не является ничем». Его концепция анархии и анархизма позволяла ему представлять их не в терминах «или все, или ничего», а скорее в терминах «более или менее». А это открывало более поступательную перспективу развития анархии и анархизма.

Во-вторых, Колин очень интересовался эмпирическими социальными науками, и большое внимание уделял именно тому, чтобы укоренить свои идеи в них. Наличие анархических механизмов для решения социальных проблем было для него только «рабочей гипотезой». Это не могло восприниматься как догма. Это нужно было проверить путем серьезного исследования и практики.

Его собственные исследования принимали со временем все более исторический характер, по мере того, как он пытался изучать то, как обычные люди «неофициально» использовали окружающее их пространство. Помимо написанной им истории сквоттерства, он был соавтором замечательных книг по социальной истории другого замечательного социального института – садового участка. Еще одна, возможно наиболее читаемая и известная его книга – «Ребенок в городе» - с любовью рассматривает то, как дети по-своему творчески используют городское пространство, в котором они обитают.

Колин на самом деле стоял на пересечении двух традиций (как я группа Freedom в целом в послевоенный период). С одной стороны, на него оказала огромное влияние анархическая теоретическая традиция. Он был хорошо знаком с ее классиками – прежде всего с Кропоткиным и его работой «Поля, фабрики, мастерские» - и опирался на них. С другой стороны, Колин также стремился развивать традиции рабочей и народной взаимопомощи – традиции, которые по сути своей стремились практически решать имеющиеся проблемы, делать мир лучше в простой, но одновременно важной и осязаемой манере (и у которых было мало времени для теоретического перфекционизма). Он, в то же время, стремился добиться продуктивного и взаимовыгодного диалога между этими двумя традициями.

Идея мютюэлизма в последнее время переживает второе рождение, как на левом фланге, так и на правом. Некоторые лейбористы, к примеру, считают ее ключевой темой для будущего. Тори также пытаются освоиться на этой территории. Всем, кто интересуется этой темой, будет полезно познакомиться с работами Варда на этот счет. Но в то же время как анархист Колин всегда делал упор на то, что если мы хотим развивать мютюэлизм, нам не нужно дожидаться того, чтобы его законодательно одобрили добродетельные политики. В некоторых отношениях мы можем начать практиковать его прямо сейчас путем (выражаясь словами любимого героя Варда, анархиста Густава Ландауэра) «установления других отношений».

Прошло уже почти пятьдесят лет с тех пор, как Колин Вард писал о перспективах мютюэлизации государственной системы социального обеспечения на страницах Anarchy. Мне кажется, что нам по-прежнему есть чему поучиться в работах этого замечательного человека.

Выходные данные: опубликовано на сайте Next Left

Комментарии разрешено оставлять только зарегистрированным пользователям.
Войдите в систему или зарегистрируйтесь.




  


Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze - www.mamboportal.com
All right reserved

 
© 2016 Bakunista!
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.