Главная arrow Рецензии arrow Каддафи как повод для разговора
Каддафи как повод для разговора Версия для печати
Wednesday, 25 March 2009
Автор: Михаил Цовма

Анатолий Рясов. Политическая концепция М.Каддафи в спектре «левых взглядов». Москва, Институт востоковедения РАН, 2008 г.

 Обсуждению такой частной темы, как «третья мировая теория» ливийского лидера Муаммара Каддафи, можно было бы и не уделять особо пристального внимания. В конце концов, основные сочинения, которые легли в основу этой с позволения сказать «теории», по своему объему вряд ли сильно превосходят посвященную им монографию, а идеи великого лидера представляются столь же сомнительными, как и их будущее. Но рассмотрение этой специфической темы в общем контексте истории развития левых идей в Европе, России и на Востоке, выводит Анатолия Рясова на обсуждение вопросов, безусловно интересных даже тем, кто не знаком с особенностями политической жизни Ливии. То есть, помимо сугубо научной (для большинства читателей – скорее даже познавательной) функции, эта книга выполняет еще одну - социально-критическую.
Довольно значительная ее часть посвящена рассмотрению истории развития левых идей со времен Великой французской революции до конца ХХ в.

Причем, в отличие от многих исследователей, которые обычно включают в левый спектр преимущественно представителей социал-демократических, коммунистических и других течений, для которых социализм равняется государственному контролю за средствами производства, автор по праву относит сюда и тех, кого обычно забывают или упоминают вскользь - анархистов и социалистов-федералистов, высказывающихся против государства и централизации, за радикальный демонтаж существующей социально-экономической и политической системы. Теории и опыт последних во многом отличались от «магистрального направления» развития левой мысли в ХХ в. и в силу этого на них в меньшей степени отразился общемировой кризис «левизны» , разразившийся вследствие окончательного встраивания в систему реформистских левых партий в Европе, негативного «советского опыта» и последовавшего за этим в восьмидесятые-девяностые годы общего упадка левого движения.

Рясов рассматривает феномен левого движения в исторической перспективе, избегая как простого формального описания этапов его развития, так и некритичной левой апологетики. (Его вряд ли можно упрекнуть в излишней субъективности при оценке других течений, но все же его симпатии на стороне именно антиавторитарного крыла когда-то мощного левого движения.) Автора интересует как раз логика развития левого движения, его характерные особенности в различных регионах и на различных исторических этапах, проблематика, которая в силу тех или иных причин выходила на первый план или, напротив, оказывалась на периферии левой мысли.

Несмотря на схематичность такого по необходимости беглого обзора истории левого движения (все же основная тема книги иная), Рясов четко проговаривает ряд идей, которые до сих пор не получили должного осмысления в левом движении, особенно в России. С его точки зрения, в развитии левых идей и движений в разных странах прослеживается определенная последовательность, которую необходимо понять и критически переосмыслить, – встраивание левого движения в политический мейнстрим путем вписывания в систему представительной демократии (или прихода к власти в результате политического переворота), участие в «нациестроительстве» вместо изначально присущей социалистическому движению интернационалистской ориентации. По мнению автора, именно конвергенция левого движения и капиталистического «окружения», компромиссы с последним по самым ключевым вопросам в итоге с неизбежностью привели к кризису и упадку «левизны»: «превращение «левых» в правящие элиты трансформировало революционные теории в государственные идеологии, единственным стимулом эволюции которых становился политический прагматизм. Перед социалистами, после обретения ими власти, вставали задачи, зачастую объективно противоположные тем лозунгам, которые они провозглашали до приобщения к властным функциям, а главными в иерархии политических целей неизбежно становились нациестроительство и легитимация власти... Это предопределяло сугубо прагматический подход к «левым ценностям», становившимся не более чем средством идеологического оправдания тех или иных политических шагов». (И здесь, кстати, большевизм вовсе не представлял собой исключения из общей логики развития левых идей, немного разнилась лишь форма, в которой шло нациестроительство и заключался исторический компромисс с капитализмом.)

Анализ Рясовым развития левых идей на Востоке также производится с должной мерой критичности. В странах третьего мира, где левое движение зарождалось позже по времени, как антитеза западному колониалистическому капитализму, оно также пошло на компромисс с традиционными ценностями, а его идеи зачастую превращались просто в идеологическую ширму, за которой обнаруживались «старые знакомые» - консерватизм, традиционализм, национализм, использование идеологии в качестве инструмента политических манипуляций. «Обращение к традиции, - как констатирует Рясов, - неизбежно несло в себе значительную мифологическую составляющую, и в противовес колониальной мифологизации сознания зарождалась контрмифология, в целом построенная по тем же законам, что и любая идеологическая система.»

Если для европейских левых и представителей советского идеологического истэблишмента, особенно в пятидесятые - восьмидесятые годы, было характерно во многом некритическое отношение к так называемым национально-освободительным движениям (с последующим разочарованием в очередном «народно-демократическом» режиме), то Рясов прямо указывает на то, что увлечение «национальной» спецификой в ущерб интернационалистскому духу, изначально присущему левому движению, имело безусловно негативные последствия. К тому же, для многих «национальных освободителей» заигрывание с социалистическими теориями служило лишь цели оправдания прихода к власти и удержания ее в руках той или иной группировки. В итоге и на Западе, и в СССР, и в странах третьего мира результат был одинаков и вполне предсказуем – девальвация левых идей, постепенное снижение их влияния, идейный и практический тупик.

Что же касается основной темы книги – социально-политической концепции Муаммара Каддафи, то, как наглядно показывает автор, эта идеология не была «путеводной звездой», а создавалась во многом уже уже постфактум, когда группировка «Свободных офицеров» в 1969 г. пришла к власти и нуждалась в легитимации собственного режима и придании ему внешнего идейно-респектабельного фасада.

В ходе создания «собственной» теории нового режима, кстати, имел место и забавный исторический анекдот – познакомившись для начала с сочинениями более известных во всем мире классиков марксизма и ленинизма, Каддафи обнаружил в их трудах полемику с анархистами, отрицавшими необходимость завоевания государственной власти и выступавших за прямую демократию и самоуправление. В итоге революционный диктатор Ливии попросил специально для себя сделать перевод основных сочинений Бакунина и Кропоткина и, таким образом, сумел познакомиться с их идеями. Правда, последствия этого были не так уж милы и безобидны – Каддафи превратил идеи прямой демократии, самоуправления и «отмирания государства» в прикрытие для системы своей единоличной власти и власти бюрократического партийного аппарата, которая лишь внешне опиралась на иллюзорное «прямое народное волеизъявление» и «участие всех» в управлении. Урок, который можно и нужно извлечь из этого исторического недоразумения, как мне кажется, касается не только анархистов, но и левых, некоторые из которых по-прежнему готовы с пеной у рта обсуждать «достоинства» и «социалистический характер» разных авторитарных «вождей народа» – не только прошлых или сходящих со сцены, но и новых, - вместо того, чтобы анализировать социальную природу их режимов и их практику.

К недостаткам книги Анатолия Рясова можно отнести, пожалуй, использование не до конца понятных русскому читателю терминов и очень сухого «академичного» языка, что является данью советско-российской «научной» традиции. Все же от автора ярких художественных произведений и бывшего «идеолога» и фронтмена московской авангардной группы «Кафтан смеха» можно было бы ожидать более ясного и художественного слога. Тем не менее, для интересующихся историей развития социалистической мысли и политических концепций, книга представляет безусловный интерес, она предлагает нетривиальный взгляд на некоторые рассматриваемые проблемы.

В Москве книгу Анатолия Рясова можно приобрести в обычных для левой литературы местах («Фаланстер», «Гилея»), а также в Институте востоковедения РАН. Кроме того, ее можно заказать по интернету на «Озоне» . Тираж ограничен, так что спешите.

Bakunista! публикует первую главу из книги, - ««Левые взгляды» в политико-философских доктринах XIX-XX вв.: генезис, эволюция, делегитимация» , - посвященную рассмотрению генезиса левых идей.

 
© 2016 Bakunista!
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.