Главная arrow Новости arrow Бои без правил, жизнь без власти
Бои без правил, жизнь без власти Версия для печати
Monday, 16 February 2009
 Джефф «Снеговик» Монсон входит в верхнюю десятку американских тяжеловесов, занимающихся смешанными боевыми искусствами. 28 февраля он примет участие в турнире по боям без правил Fightforce в Санкт-Петербурге. Это интервью удалось получить у него не без труда. Дело в том, что в ноябре 2008 Джефф был заснят корреспондентом газеты в своём родном городе Олимпия, штат Вашингтон, за разрисовыванием местного законодательного собрания антивоенными и антикапиталистическими лозунгами, «пацификами» и знаками анархии. В середине января, вскоре после публикации, был выдан ордер на арест спортсмена…

Монсон: Я только что провёл пять дней в тюрьме из-за этого инцидента, однако он не помешает мне приехать в Россию. Я должен отстаивать то, во что верю!

- Пару лет назад вы должны были встречаться с Фёдором Емельяненко [по некоторым данным симпатизирующим одной из организаций российских нацистов – прим. ред.] – почему этого не произошло?

Монсон: Я не уверен, что приключилось с боем с Фёдором, если честно. Мне кажется, что его тренерам не очень понравилась мысль обо мне в качестве его противника, по крайней мере, таково моё восприятие ситуации.

 - Вы рассматриваете свои татуировки в качестве формы пропаганды? Нет ли вероятности того, что весь этот ваш анархизм может быть воспринят в качестве своеобразной «фишки» для привлечения внимания?

Монсон: Татуировки – это всего лишь один из способов выражения моих убеждений. То, во что я верю, я поддерживаю своими действиями. Из-за своих убеждений я подвергался задержаниям и сидел в тюрьме, дышал слезоточивым и перцовым газом. Среди моих татуировок есть русские слова «свобода» и «солидарность».

- Мне кажется, что борцы могут играть какую-то роль в борьбе за социальную справедливость – скажем, Мохаммед Али в чём-то помог выбить расизм из американцев. Но, с другой стороны, может быть, именно ваша внешность может оказать влияние на оппонентов, а не сила ваших аргументов…

Монсон: Я думаю, что моя внешность может и помогать, и мешать. Есть люди, которые глядят на меня и автоматически думают – «Этот парень не может быть умным», однако когда им удаётся со мной поговорить, мне кажется, что они забывают о внешности, татуировках и т.д. Я совершенно убеждён тем, что я знаю об анархизме, и я уверен, что теперешнее состояние мира, в котором господствует капитализм, означает угнетение и разрушение.

- Я знаю, что вы состоите в профсоюзе «Индустриальные рабочие мира». Каким образом вы работаете на создание «одного большого союза», вы ведь, скажем так, не совсем являетесь представителем промышленного пролетариата?

 Монсон: Да, но, на самом деле, сейчас большинство трудящихся уже работают не на производстве. Я работаю, но, пожалуй, в области развлечений. У ИРМ – очень давняя история борьбы за права трудящихся, и я надеюсь, что это будет продолжаться, пока работники больше не будут подвергаться эксплуатации под гнётом хозяев и их стремления к прибыли. Нашей целью является то, чтобы сами трудящиеся владели предприятиями и контролировали производство товаров и услуг. «Уоббли» (прозвище членов ИРМ) довольно сильны на тихоокеанском северо-западе США, и я чувствую, что мне очень повезло жить там, где живёт множество людей с прогрессивным мышлением.

- Есть ли в «боях без правил» какие-то правила и ограничения? Бывали ли случаи смертей на ринге?

Монсон: Насколько я знаю, за всю историю боёв по смешанным боевым искусствам было два летальных случая. В боксе, например, каждый год бывает по нескольку смертей. Благодаря медосмотрам, в ходе которых оценивают физическое состояние бойцов и то, насколько они готовы к участию в состязаниях, благодаря комиссиям, которые следят за подготовкой судей, благодаря наличию врачей на ринге и так далее, этот вид спорта стал достаточно безопасным. На ринг выходят двое соперников, которые, при очень небольших ограничениях, делают всё, что только могут, дабы вырубить или подчинить друг друга. Какие-то травмы, разумеется, бывают.

- Что может заставить образованного, думающего человека зарабатывать на жизнь, по сути, избивая других людей?

Монсон: Мне очень нравится чувство соревнования. Бои по смешанным боевым искусствам – это самый трудный вид спорта на свете. Для меня это самое сложное, что я могу делать. Вне ринга я могу по-прежнему чётко выражать свои мысли и изысканно изъясняться. В своём роде, я всего лишь зарабатываю себе на жизнь подневольным наёмным трудом. Мне просто повезло – мне нравится то, что я делаю.

- Были ли среди прочитанных вами книг такие, которые изменили Вашу жизнь?

Монсон: Меня, кстати, спонсирует [анархистское издательство] AK Press. Мой самый любимый писатель – Лев Толстой , и его «Царство Божие внутри вас» - одно из моих самых любимых произведений.

- Вам как-то помогает опыт работы в психиатрии?

Монсон: Мне бы очень хотелось, чтобы приобретённые за время обучения и работы в качестве консультанта навыки помогали бы мне мысленно подготовиться к бою, но на самом деле, никакого прока от этого нет. Я стараюсь быть расслабленным и спокойным, относиться к бою просто как к жёсткой тренировке. Мне очень нравилось помогать другим, когда я работал на психиатрическом поприще. У меня всегда будет возможность к этому вернуться, когда я закончу свою карьеру бойца.

- Что ваши дети думают о своём отце-смутьяне?

Монсон: Мои дети полностью поддерживают мои убеждения. Они, впрочем, считают, что иногда я захожу слишком далеко, и я уверен, что они не были рады тому, что я провёл пять дней в тюрьме, - вместо того, чтобы быть с ними дома.

Выходные данные: интервьюировал Шарапов. Опубликовано в газете Pulse (Санкт-Петербург), февраль 2008 г.

Комментарии разрешено оставлять только зарегистрированным пользователям.
Войдите в систему или зарегистрируйтесь.




  


Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze - www.mamboportal.com
All right reserved

 
© 2016 Bakunista!
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.