Главная arrow Библиотека arrow Алфавитный каталог arrow Рясов, Анатолий arrow Рецензия на книгу Бодрийяра «Общество потребления»
Рецензия на книгу Бодрийяра «Общество потребления» Версия для печати
Wednesday, 03 December 2008
Жан Бодрийяр. Общество потребления (М., Республика, 2006).
Автор: Анатолий Рясов

Два года назад на русский язык была переведена «программная» работа Жана Бодрийяра «Общество потребления». И, увы, первым, на что приходится обратить внимание, – это феноменально небрежный перевод и изобилие опечаток. Книга вполне заслуженно завоевала титул «худшего перевода» 2006 года. Вдвойне прискорбно, что издание вышло в серии «Мыслители ХХ века», в 90-е годы зарекомендовавшей себя как серьезная подборка философских работ.

Уже в первом предложении введения порядок слов заставит читателя споткнуться: «Существует сегодня вокруг нас своего рода фантастическая очевидность потребления и изобилия…» (с. 5). Приводимые ниже цитаты, увы, также не лишены подобных оборотов. Возможно ли через все эти огрехи прорваться к мысли Бодрийяра? Невычитанность текста, нестройность изложения, серьезные проблемы со словоупотреблением и порядком слов приводят в недоумение – становится не совсем ясно, является ли этот хромающий стиль лишь следствием плохого перевода или все же на него искаженно проецируется особенность авторского индуктивного философствования, собирания целого из бессвязных осколков. Но, так или иначе, в этом переводе текст Бодрийяра кажется скачущим «по верхушкам» - желанием написать обо всем сразу, не во всех случаях подкрепленным аналитикой.

Тем не менее, попытавшись абстрагироваться от огрех перевода и стилистических особенностей, хочется проследить ход мысли Бодрийяра. Характеризуя самые разные детали «общества потребления», автор постепенно связывает в единый клубок множество проблем и явлений, определяя их взаимозависимость. Бодрийяр дает весьма точные определения описываемой им реальности: «Общество потребления является в одном и том же плане обществом заботы и обществом репрессии, мирным обществом и обществом насилия» (с. 220). «Если общество потребления не производит больше мифа, то потому что оно само является своим собственным мифом» (с. 242).

Чем же отличается общество потребления от прежних социальных образований? Прежде всего, тем, что оно стало эффективной реализацией на практике основных принципов либеральной идеологии. И хотя автор старается соблюсти предельную холодность и беспристрастность в отношении этих принципов, эффект от его «политкорректности» оказывается более сильным, чем от хлесткой злобы. По мнению Бодрийяра общество потребления превращает все человеческие отношения и идеи в знаки статусной дифференциации, в тотальную конкуренцию. Свобода выбора здесь может быть реализована исключительно в «джунглях мерзости». При этом продукт потребления парадоксальным образом оказывается устаревшим, мертвым еще до своего рождения: «Реклама реализует чудо значительного увеличения потребления, преследуя цель не добавить, а лишить товары потребительской ценности, лишить их ценности времени, подчиняя ценности моды и ускоренного обновления» (с. 71). Самые ничтожные предметы домашнего обихода превращены здесь в символы комфорта и престижа, более того – они провозглашены торжеством индивидуальности.

Вполне закономерно, что в этом пространстве «личность отсутствует, она мертва, выметена из нашей функциональной вселенной» (с. 119). Фактически, все жизненное пространство индивида оказывается заполнено знаками и симулякрами, а реальность – безвозвратно и полностью вытеснена мифом: «Туристы, которые уезжают на автобусе на Большой север, чтобы вновь пережить золотую лихорадку, которые слушают похвалы кувалде и эскимосской тунике, представляющим местный колорит, потребляют в ритуальной форме то, что было историческим событием, насильственно оживленным в качестве легенды» (с. 132); «Повсюду и вопреки фиктивной свободе досуга существует логическая невозможность «свободного» времени, на деле можно иметь только принудительное время» (с. 198). Отдельный раздел Бодрийяр посвящает сексуальности и четко определяет необратимый знаковый характер сексуальной революции, на которую так надеялись левые фрейдисты (от Райха до Фуко): «Сексуальная революция воплотилась в подмене сексуальности ее зрелищными формами, сексуальность тоже превратилась в знак» (с. 193).

Особое место в книге занимает тема культурных симулякров. Фактически, Бодрийяр развивает выводы Беньямина и Адорно о либеральной товаризации искусства, изоляции серьезных жанров и необратимом господстве развлекательных форм, превратившихся в неотъемлемый элемент идеологического механизма власти. В обществе потребления все сегменты человеческой жизни, включая культуру, превращаются в печатаемые по трафарету шаблоны, знаки, симулякры, производные мифа, появляющиеся с определенной цикличностью и с заранее предусмотренной целью последующей переработки. «Культура, как автомобиль года, как природа зеленых пространств, осуждена быть только эфемерным знаком, потому что произведена, обдуманно или нет, в том ритме, который сегодня является универсальным ритмом производства, - в ритме цикла и повторной обработки… Нет больше различия между «творениями авангарда» и «массовой культурой»… Культура подчинена тому же конкурентному спросу на знаки, как и любая другая категория объектов, и она производится в зависимости от этого спроса» (с. 135, с. 143).

Но что действительно впечатляет при чтении этой книги – это живучесть описанной Бодрийяром системы. Прошло уже почти сорок лет со времени ее написания, и кажется парадоксальным, что сегодня (и в особенности для русскоязычного читателя) темы, затрагиваемые в этой книге, оказываются более актуальными, чем в 1970 году.

Комментарии разрешено оставлять только зарегистрированным пользователям.
Войдите в систему или зарегистрируйтесь.




  


Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze - www.mamboportal.com
All right reserved

 
© 2016 Bakunista!
Joomla! is Free Software released under the GNU/GPL License.